8 (812) 702-50-52
Ru  En
— 10 октября 2018 —

ОЛА разместила отзыв на законопроект о внесении изменений в ГК РФ по лизингу

Проект Федерального закона «О внесении изменений в части первую, вторую и третью Гражданского кодекса Российской Федерации (в части совершенствования гражданско-правового регулирования лизинговой деятельности)», разработанный Министерством Финансов РФ и Банком России, бы размещен в период с 12 сентября по 9 октября  на федеральном портале проектов нормативных правовых актов  и проходил оценку регулирующего воздействия.
 
Отзыв ОЛА сформировался на основании сбора и обобщения мнений о законопроекте, полученных в письменном виде, от 28 лизинговых компаний.
 
Изучив полученные отзывы, на основании мнений большинства участников, ОЛА считает, что  текущая версия законопроекта недостаточно проработана. Последствия от принятия законопроекта могут негативно отразиться на развитии финансового лизинга в России и ухудшить положение лизинговых компаний и лизингополучателей. Кроме того, участники конференции отметили, что законопроект может внести изменения в бизнес-моделях лизинговых компаний и затормозить развитие финансового лизинга в России. Эксперты отрасли подчеркнули, что предлагаемые формулировки допускают возможность двойного и тройного толкования, имеют незавершенный характер и не раскрывают смысл предлагаемых норм. Поэтому в настоящий момент ОЛА не поддерживает принятие данной версии законопроекта.
 
ID законопроекта – (ID 02/04/09-18/00083902)
ПО этому номеру его можно найти на сайте электронного правительства. Разработчиком законопроекта заявлен Минфин России.
 
Краткое описание проблем, которые должен решать законопроект:
Закрепление предлагаемых законопроектом изменений в отечественном законодательстве позволит разрешить проблемы правового регулирования, накопившиеся после последнего пересмотра лизингового законодательства в 2002 году, сформировать прозрачную, полноценную и непротиворечивую нормативно-правовую базу лизинга, устранить несоответствие между действующей нормативной базой, сложившейся правоприменительной практикой и международными нормами, обеспечить условия для уменьшения правовой неопределенности, снизить избыточные риски сторон договоров финансового лизинга, уменьшить расходы на судебные издержки и взыскание лизингового имущества, снизить рыночные ставки по лизингу, повысить привлекательность таких договоров и обеспечить стимулы для обновления основных фондов посредством финансового лизинга.
 
Краткое изложение целей регулирования:
Законодательное закрепление де-факто сложившегося в России перехода лизинга от арендной модели правового регулирования финансового лизинга к модели обеспеченного финансирования, в соответствии с которым право собственности на предмет лизинга приобретается лизингодателем для целей обеспечения денежного обязательства лизингополучателя по возврату предоставленного ему финансирования.
 
Планируемый срок вступления в силу – 2019
 
Согласно представленным отзывам, наибольшую озабоченность вызывают следующие предлагаемые нормы:
 
1.Основная часть лизинговых компаний, равно как и Совет ОЛА, против исключения параграфа 6 «Финансовая аренда (лизинг)» из главы 34 «Аренда» ГК РФ и дополнения Кодекса новой главой 43¹ «Финансовый лизинг». Кроме того, что законопроект вступает в противоречие с действующими международными обязательствами Российской Федерации, принятыми в рамках ЕврАзЭС (унификация законодательства), а так же с Конвенцией УНИДРУА «О международном финансовом лизинге», которые исходят из арендной концепции лизинга, применение его норм приведет к утрате самостоятельного значения права собственности лизингодателя, которое трансформируется в «обеспечительное» право собственности (ч. 2 ст. 833.1. законопроекта).
 
2.Статья 833.1 Проекта предусматривает условие, согласно которому «право собственности на предмет лизинга принадлежит лизингодателю в целях обеспечения исполнения обязательств лизингополучателя». Введение в законопроект понятия обеспечительная собственность при отсутствии проработки указанного термина на доктринальном уровне, создает почву для произвольного толкования указанного термина участниками рынка, судебными инстанциями и государственными органами, в том числе налоговыми, что крайне негативно отразится на существовании рынка лизинга в Российской Федерации. Кроме того, данная норма сводит право собственности на лизинговое имущество к разновидности залога, что существенно ограничит возможности в удовлетворении требований лизинговых компаний за счет принадлежащего им имущества, а также противоречит законодательству Российской Федерации в отношении права собственности как такового.
 
3.Отсутствует четкое отграничение понятия «финансовый лизинг» от правоотношений, которые могут содержать элементы финансирования (например, аренда, купля-продажа в рассрочку, кредитование) для исключения дуализма в квалификации лизинга; отсутствуют положения о возможности сдавать в лизинг недвижимое имущество совместно с земельными участками под таким имуществом; не рассмотрен вопрос о «повторном» лизинге; не урегулированы последствия залога лизингового имущества кредитующему банку при банкротстве лизингодателя; исключено понятие «сублизинг» и т.д.
 
4.Не проработаны механизмы приостановления пользования имуществом, досрочного исполнения и расторжения договора, предлагаемые нормы противоречат Гражданскому Кодексу РФ в отношении порядка расторжения договора и создают необоснованные препятствия для защиты прав и законных интересов сторон. Более того, необоснованно ограничена свобода договора, включая свободу заключения соглашений о последствиях расторжения договора, устанавливаются ограничения для перехода права собственности на предмет лизинга, при этом на лизингодателя возлагается ответственность при отсутствии причинно-следственной связи между поведением лизингодателя и нарушением условий договора, устанавливаются ограничения в виде запрета выбора способа защиты своих прав для лизингодателя и многое другое, необоснованно ущемляющее права сторон.
 
5.Не проработан механизм возмещения убытков сторон при расторжении договора, имеющиеся предложения противоречат сложившейся арбитражной практике в части определения сальдо встречных обязательств.
 
Также отметим, что изменение норм ГК без одновременной коррекции налогового законодательства, законодательства о банкротстве, об исполнительном производстве и нотариате повлечет за собой неопределенность правового регулирования существенных областей деятельности лизинговых компаний, пересмотр сложившейся арбитражной практики. Не понятна судьба ФЗ № 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)». Отсутствуют переходные правоотношения, что так же вносит правовую неопределенность в судьбу уже заключенных контрактов.
 
Помимо вышеперечисленных ключевых замечаний, имеются замечания практически по каждой статье законопроекта.
 
Таким образом, ОЛА не поддерживает принятие законопроекта, изложенного в текущей редакции.
 
С отзывом ОЛА можно ознакомится здесь assocleasing.ru/files/File/Documents/Otzyv_ULA_Grazdanskiy_Kodeks_2018.pdf
— 10 октября 2018 —
— 25 сентября 2018 —